dreamsoftartaro (dreamsoftartaro) wrote in ornament_i_stil,
dreamsoftartaro
dreamsoftartaro
ornament_i_stil

Categories:

“I’m the great pretender.” Горный хрусталь в интерьере Кронштадтского Морского Собора.

Вот ведь неуемный минерал. Все течет и течет безразличная река времени, а среди бурунов нет - нет, и мелькнет его хитрая хрустальная физиономия. Разъяснители чудес скажут: “Двуокись кремния, кристаллический кремнезем”. У поэтов к хрусталю свое отношение. Он нужен им лишь для того, чтобы сквозь его магический кристалл чего - то там неясно различать. Мудрее же всего ведут себя, разумеется, архитекторы. Сообразно ситуации мы принимаем то одну, то другую сторону, маскируя под пошлыми рассуждениями о творческом методе и эстетической целесообразности свои мелочные, шкурные устремления. Мы попросту заключаем негласный союз с этим пронырливым минералом, используя его главное свойство – умение носить несколько личин, не меняя своей сути. Ни у кого так не получается рядиться в сверкающие одежды мага и прорицателя, оставаясь в душе придорожным булыжником. И обратное утверждение тоже верно.
Интерьер Кронштадтского Морского Собора стал одним из самых наглядных мест для демонстрации этих выдающихся свойств горного хрусталя. В природе горный хрусталь и вправду не впечатляет. Обычно он выглядит неказисто, точно грязный осколок разбитой гигантской бутылки. Коричневатый, весь в ржавых пятнах, с тусклым стеклянным проблеском он точно стонет: “Подайте убогонькому!”

Выведение этого притворщика на чистую воду – непростой и захватывающий процесс. Именно этим и пришлось нам заниматься в рамках воссоздания интерьера в Кронштадтском Соборе. Особенно показателен иконостас собора. В его декоре помимо символического изображения мудреных богословских конструкций отчетливо просматривается военно - морская тема. Думаю, что из-за этого иконостас так нравился целевой аудитории храма. Хорошо мореманам - ушли в бескрайние просторы, и горя нет. А вот для их семей начинаются дни тяжкого ожидания. Взывать к совести непонятливой стихии – дело крайне сомнительное. А вот попросить защиты и утешения, мысленно обратясь к надежному и уютному кораблю, очень даже можно. И в самом деле, Кронштадтский иконостас здорово похож на ладно скроенный броненосец. Как завораживающе величава его оснастка! Сколько в нем разных блестящих штучек, назначение которых известно только посвященным. Как играют на солнце его полированные борта. И фигуры святых, точно команда, выстроившаяся вдоль бортов.

Эти флотские интонации приходят на память, когда смотришь на хрустальные линзы, усеявшие фасад иконостаса. Большую часть дня они спят, слегка лишь поблескивая своими боками. Когда же разом вспыхивают все полиелеи и светильники, глаза линз загораются тысячами искр. Свет дробится в гранях хрусталя, поджигая блестящую поверхность латунных деталей, подыгрывает рефлексами от мраморных стен. Ежели хотите увидеть представление целиком, приходите в морской собор на праздничную службу. Только старайтесь занять место в партере. Иначе из всех впечатлений вам достанутся одни аплодисменты.
Перед вами арка Царских Врат центрального придела. Диаметр каждой хрустальной линзы – 13 сантиметров, а высота – 4-5 сантиметров. Сейчас линзы, щурясь, поглядывают на вас, как сытый питон из лиан. Не верьте глазам своим.




Здесь мы столкнулись с обработкой горного хрусталя впервые, не имея никакого опыта. В природе чистые бездефектные монокристаллы хрусталя подходящего размера чрезвычайно редки. Дело приходится иметь с теми самыми невыразительными булыжниками. Именно их мы нашли в закромах у добрейшего Владимира Андреевича Пелепенко (ссылка). Когда мы впервые увидели пыльную кучу в сарае, сердца наши обуяла тоска. Из этого добра мастерам предстояло сотворить чудо. Работа началась с тщательной сортировки. В цеху отбирались куски с минимально дефектной структурой. Их подгоняли друг к другу на стыках, деликатно склеивали по швам. Полученному конгломерату придавалась форма линзы, которая затем тщательно полировалась. Старая добрая технология “русской мозаики”. Сколько же остроумных хрустальных ноу-хау родилось в процессе! А вы говорите “Левенгук”. На картинке – линза над полиелеем арки центральных Царских Врат.


Ее предназначение – создавать красивые световые рефлексы на внутренней поверхности арки. Ну и Око Господне, разумеется! Диаметр “Ока” – 36 сантиметров. А рядом расположены тройные киоты с хрустальным набором.

Для отделки бронзового гребня, венчающего иконостас, был использован искусственный хрусталь. Его специально сварили в Чехии. Конечно же, он не создает такой затейливой игры света (мутноват бедняга).  ”Но дело свое он знает добре”.  Здесь, в гребне его задача - создавать разноцветные отблески от живописи сводов.



Вот пуговица хрусталя на пристенных киотах. Диаметр линз только лишь 8 сантиметров, “а как, подлец, жизнь украшает!” Без шуток, замечательная визуальная поддержка для общего движения растительного орнамента.


Когда я рисовал этот декор, то вспоминал все время свою любимую идею-фикс. Есть, к примеру, большой иконостас, служащий культурологическим первообразом для прочего интерьера. Все элементы его представляют собой своеобразные стилистические рефлексы от иконостаса. Будто впечатлительные варвары, насмотревшись на величие византийских форумов, поторопились запечатлеть их образ у себя дома. Хотя бы в этих киотах. И стекляшки оказались очень кстати. Мы же любим блестящее в своей удивительной Тартарии. Да и прикидываться можем, не хуже хрусталя, кем угодно. Европейцами, например. Запросто!
Tags: Кронштадт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment