dreamsoftartaro (dreamsoftartaro) wrote in ornament_i_stil,
dreamsoftartaro
dreamsoftartaro
ornament_i_stil

Categories:

«Даже якорь съесть пытался и не разу не был сыт!». Б. Заходер

Компания, собравшаяся в мастерской попить вина –  это зачетный повод для какой-нибудь истории или просто разговора с далеко идущими выводами. Не так давно добрый человек принес в мастерскую несколько бутылок Мореллино. Пока вино судорожно вдыхало воздух после заточения в бутылках, мы стравливали в этот воздух запасы ментальной агрессии, чтобы усесться за стол уже добрыми и покладистыми. Но, пока что компания находилась в опасном временном зазоре, ибо ничто не делает человека таким жестоковыйным и несправедливым, как вынужденно отложенная выпивка. Только что я рассказал всем о декоре будущего морского собора на восточном рубеже нашего отечества. В частности, о кресте - якоре. Тут же меня спросили, насколько я искренен, рисуя эти довольно абстрактные символы. Что, мол, современный прихожанин вряд ли отзовется на смыслы, затерявшиеся в прошедшем времени. Короче, речь шла о том, придуриваюсь я или нет. Народ у нас образованный, сметливый и мне интересно было послушать, что скажут еще.
Начали хорошо. С Послания Апостола Павла к Евреям, где среди прочего написано и о «якоре Надежды». Разговор плавно перетек, к тому, что тут мы имеем дело не с самой идеей, а с символом символа. И о том, насколько адекватно имя символа отражает саму идею. Ну и, конечно дошло до «Stat rosa pristina nomine…». Услышав знакомое, я очнулся. Казалось, будто довелось мне присутствовать на средневековом споре «номиналистов» с «реалистами». Страсти разгорались… Драться нам, к сожалению, уже не по чину. Но говорить изысканные пакости друг другу еще – вполне… «Вольноопределяющийся, Вы скотина». Эх, люблю я бурный поток жизни, в том числе и словесный. То там, то здесь полыхнет красивый камешек. Подцепишь, бывало, такой и уложишь свою личную мозаику. Ну, вы помните - из нескольких любимых народом букв составляется слово «вечность». В душе я, все-таки, упорный «номиналист». Вся моя деятельность – иллюстрация того, как едва улавливаемая идея принимает вполне осязаемые формы. Судить о том, насколько это выходит удачно – дело богословов и сочинителей рекламных слоганов. Ну, а якорь - крест – что же? Для меня это, наверное, Рим. Белая чистота надгробной плиты Лицинии Амис с ласковыми рыбками, из терм Диоклетиана.

Или эпитафия благочестивой Антонии из катакомб Домициллы.

Сразу видно, что нацарапали её при дрожащем, гаснущем пламени. Встала перед глазами  изморось водяных капель на плитах катакомб. Вспомнилось и невероятное облегчение, которое всегда испытываешь, выбираясь из этих глубин на поверхность, словно выныриваешь. Не забыть мне и первый настоящий ужас, пережитый мной на яхте, попавшей в могучий шторм посреди  Финского залива. Вода – вода, колыбель и могила. Много лет спустя, нам со старшей дочерью довелось рисовать панели с якорями для киотов Кронштадского собора. Киоты на стенах, а вокруг – плиты с именами. Тысячи имен кораблей и людей, ушедших без следа под воду, точно и не было никогда… Воистину – «nomina nuda tenemus». Только имена и остались. По ним и судить будут. Ну, а если повезёт, то и по таким мраморным крестам в завитках водорослей.


Когда спасительный якорь, вопреки закону всемирного тяготения, всплыл в Храме ВДВ, мы постарались сыграть эту мелодию повеселее. Обнадёжить, так сказать: рыбки, пальмы все дела… Вот для этого киота с бесценной иконой Богородицы «Взыскание погибших» 17в. Первое упоминание о ней относится ко времени азовских походов. Икона эта была святыней стрелецких полков. И с тех пор неотлучно находилась при действующих частях Русской Императорской армии для того, чтобы через 300 лет перебраться к «десантуре».


Так что, Господа! Не стреляйте в пианиста без серьезного повода. Очень возможно, что, в конце концов, от нас останется только запись на фонографе с его простодушным бренчанием и вашим нетрезвым говорком.
Наконец, подоспело время отдать должное вину. Но сначала меня строго спросили, почему я уклонился от дискуссии. Конечно, стыдно было признаваться, что уклонился я, боясь обнаружить пробелы в образовании перед уважаемой публикой. Поэтому  поступил по завету маршала Чуйкова: «Входя в незнакомый дом, швырни в каждый угол  гранату.» Я сказал, что безгранично уважаемый всеми присутствующими старина Фрэнк Райт, в одном интервью определил интеллигенцию, как сборище людей, образованных более, чем требуют их личные возможности. Или что-то вроде этого. Но меня, похоже, уже не слушали. Гонорар за свое короткое выступление я все - же получил. Мне достались две нетронутые бутылки Мореллино под честное слово, что как - нибудь напишу и о нем.
По складывающейся традиции помещаю для услады взоров нашу капительку из Кронштадта.

Олени, крест- якорь и Maris Stella.
Tags: Кронштадт, орнамент, современное, церковь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments