dreamsoftartaro (dreamsoftartaro) wrote in ornament_i_stil,
dreamsoftartaro
dreamsoftartaro
ornament_i_stil

Кафедра Кронштадтского Морского Собора или притча о словах, запавших в душу.

Из всего, что нам пришлось делать в Кронштадтском Соборе, кафедра запомнилась особенно. Скажем прямо, предмет для православного собора – не частый. Типология вообще средиземноморско-византийская. Рассказывать о том, как я ее проектировал, нужно словами героя Аркадия Исааковича Райкина «…отдельно, в другом месте, с глазу на глаз…». Хотите - верьте, хотите – нет, из архивных документов в наличии было только это.


Далее в ход пошли все колбасные обрезки, которые можно было найти. Например, такое.

Это - самый краешек большого панорамного снимка интерьера 1913 года. Ну и, конечно же, аналоги, стилистика окружающих предметов. Прямо не проект, а серия из «Доктора Хауса» (тогда я временно ходил с палкой, ибо порвал связки на ножке). Кафедра организовывала весь фронт солеи, как хорошая театральная кулиса. Я тогда себе представлял такой сценарий: Некие варвары, а мы варвары, по сути, и есть, увидели кафедру где-нибудь в Палермо или Казертавекья. Вернулись домой и попытались устроить нечто подобное, переиначив все на свой варварский лад, так, чтобы зрителям было понятно (в дальнейшем, такой подход помогал мне не раз).
Забегая вперед, скажу, что все получилось, как надо. Проект на худсовете утвердили единодушно. Кафедра в объеме понравилась строгой комиссии и Патриарху.




Но один момент достался недешево. Я говорю о боговдохновенном орле, который держит на себе пюпитр с Евангелием. По сути, орел – самое главное в кафедре. И он все у нас никак не получался. Наконец, добрались до стадии, когда картон превратился в глиняную модель, которую надо было утверждать для дальнейшего перевода в мрамор. С утра орёлика водрузили на высоту зрительного восприятия и … Я чуть не упал. Не то, чтобы орёл был слеплен с анатомическими ошибками, нет. Было в его облике что-то глумливо-одутловатое. Эдакая смесь дешевого пафоса и ёрничества. Словно кто-то вознамерился потроллить саму идею христианской проповеди. Если бы я не знал этих людей много лет, то, ей Богу, заподозрил бы злой умысел. Я начал горячиться и тыкать орла в разные места. Исправьте, мол, это и то. Стал нешуточно злиться, говорить разные слова. Модельщики вежливо кивали головами, но слова до них доходили плохо. Они уперлись. И тут, в мастерскую вошел зам.директора. Он с порога глянул на стеллаж, и глаза его застыли от гнева: «Кто?», - выдохнул он. Тень его нависла над модельщиками. И, уже не регулируя громкость:«Я спрашиваю, кто слепил этого …Этого…Нацистского пингвина?» И – о, чудо, это были как раз те слова, которых мастерам не хватало. Они, словно увидели свою работу со стороны, непредвзято: «А-а-а, ну так сразу бы и сказали. Нахрена зря кричать то!»
Надо сказать, что после этого дело пошло гораздо веселее и результат вышел достойным. Окончательно так орел выглядел в мраморе на рабочем столе.


А так – по месту установки.

Неплохо? А?
Примечательно, что на этой найденной волне были исполнены  два таких бронзовых красавца.

А их угадать было еще сложнее. От них остались только фотографии невысокого качества. К тому же, исторические оригиналы изначально были исполнены в мастерской скульптора Н. А. Андреева. Да-да , того самого автора печального Гоголя и известных графических фейсов дедушки Ленина и «Отца родного». Поэтому строгий худсовет с участием авторитетных искусствоведов принимал у нас херувимов, вооружась лупой. В общем, мы тогда в Кронштадте не скучали.
Tags: кафедры, предметы культа, рельеф, современное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments