Валентина (uchitelj) wrote in ornament_i_stil,
Валентина
uchitelj
ornament_i_stil

Category:

Золотые колты с перегородчатой эмалью XI век

Оригинал взят у natasha_n_sova в Золотые колты с перегородчатой эмалью XI век.
Создаю сложный головной убор на раннюю Русь.
Особенность – золотные колты и рясны с перегородчатой эмалью.
Место – городская дружинная культура. Киев.
Статус – «бояре – народ работящий».
Время – XI век.
Сложность - преодоление стереотипов. Большая часть сохранившихся золотных колтов с перегородчатой эмалью датирована
двенадцатым веком, что укоренило в сознании мысль, об отсутствии подобных украшений в более ранний период.
Попробую собрать воедино разрозненную информацию и изображения, подтверждающие возможность существования убора c
золотными колтами в одиннадцатом веке. А соответственно, обосновать мой (пока только будущий) головной убор.

Применительно к древностям домонгольской Руси колт — парное женское украшение в виде металлической подвески, крепившейся к головному убору с помощью разнообразных рясен, лент или цепочек. В составе древнерусских кладов, обнаруживаемых на территории
Киевского, Рязанского и Владимирского княжеств, встречаются колты округлой (золотые и медные, орнаментированные
перегородчатыми эмалями, серебряные с чернью) и звездчатой формы (сплошь украшенные мельчайшей россыпью зерни).
«Колтки» упоминаются в описях духовных грамот великих московских и удельных князей. В грамоте Верейского князя Михаила Андреевича (скончался в 1486 г.) среди многочисленных украшений и одежд, перешедших его дочери, княжне Анастасии, после смерти матери, фигурируют «золотые колтки с яхонтами» (Базилевич 1926: 28). В грамоте 1435 г. (список XVII в.) читаем: «А что перстень и колтки золотые, а то Офимьино» (Грамоты… 1949: 171; Словарь…1980: 254 (К)). Единственным домонгольским источником, позволяющим удревнить бытование термина, является берестяная грамота 1116–1134 гг.: «Мени же кълътъке цетыре, по полугривне кълътъкъ золотых» (Седова 1981: 7).
Термин «колты» введен в научную литературу И.Е. Забелиным в середине XIX в. на основании этнографических данных (украинское «ковток» — серьга, новгородское «колтки» — подвески к серьгам), для описания ювелирных украшений, обнаруживаемых в составе древнерусских кладов.

Большенство ученых вслед за Н.П. Кондаковым соглашаются о происхождении колтов от византийских образцов (Кондаков 1896:196–197; Макарова 1975: 21) или от группы височных подвесок, созданных византийскими мастерами в VI в. для кочевнической знати (Рябцева 1997: 15; Рябцева 2005: 169–199).
В XI века в костюме знати прослеживается византийское влияние, связанное с принятием Русю христианства и увеличением торгово-культурных связей. Сохранившиеся фрески, миниатюры и находки тканей в богатых домонгольских захоронениях указывают на популярность среди высших слоев населения Руси одежды, сшитой по византийским образцам из дорогих восточных тканей (Кондаков 1906). Древнерусская знать стремилась также иметь ювелирные украшения, отличавшиеся от произведений, изготовленных местными ремесленниками из простых металлов.
По всей вероятности, первые колты вошли в моду параллельно с другими формами височных украшений. Н.В. Жилина аргументирует процесс параллельного (а не последовательного, как у предыдущих исследователей) формирования кругло-лунничных височных  подвесок как в Византии, так и в Древней Руси (Жилина 1999: 164–166). Она говорит о том, что в XI в. наблюдается несколько типологически разных уборов, они встречаются и сосуществуют, но каждый сохраняет свою оригинальность.

Можно предполагать, что некоторые эмалевые уборы с ранними формами украшений могли относиться к рубежу XI–XII вв. Они проявляются в элитарном (княжеско-боярском) уборе. На убрус надевается ярус очельных дужек и диадема с христианской деисусной композицией. По сторонам головы носятся лунничные колты на двойных цепях из бляшек. Рясна прикрепляются к головному убору маленькими колечками и цепочками. В оплечном ярусе носятся медальоны с христианскими сюжетами и кресты. Мужским головным убором является венец с ряснами-сионцами (Жилина, 2006).

Княгиня в эмалевом убора 12-13 век, по материалам Киевских кладов.
На этой прорисовке, выполненной художником Олегом Федоровым, представлен убор, включающий золотные колты и рясны с перегородчатой эмаль. Рисунок представляет убор XII-XIII века. На голове у княгини Диадема с Деисусом.
Вот эта:
Диадема с Деисусом. Киевский клад. 1889 г. XII - начало XIII. Золото, эмаль, жемчуг. Коллекция Государственного Русского музея. С-Петербург (По Золотая кладовая Русского музея 1998).
Киевский клад. 1889 г. XII - начало XIII. Золото, эмаль, жемчуг. Коллекция Государственного Русского музея. С-Петербург (По Золотая кладовая Русского музея 1998).
Однако есть все основания утрвеждать, что колты и рясны подобного типа существовали и использовались уже в XI веке.


Две птицы вокруг древа жизни. Произведен в Киевской Руси, датируется 11-12 веком.
На обратной стороне - геометрический узор.



Эти украшения хранятся в музее The Metropolitan Museum of Art .
В статье Л.Пекарской "Новые данные о Киевском кладе 1906 г." (входит в сборник "Славяно-русское ювелирное дело и его истоки") говрится, что именно эти колты входили в состав Киевского клада, найденного 5 июля 1906 года у Михайловского Златоверхого монастыря в Киеве. Клад был расхищен, перепродан за границу и через Пирпонта Моргана попалал в музей Метрополитан. Часть клада оказалась в Британском музее, часть, не то в частной коллекции в Киеве, не то где-то еще. Туманно. И очень обидно. Досторяние беречь нужно... Было.
Однако это – лирика.

Макарова разделяет золотые колты, декорированные в технике перегородчатой эмали, на два стилистических типа — с жемчужной обнизью и с многолучевой каймой (Макарова 1975: 21–40). Для украшений первой группы характерна конструкция из двух золотых выпуклых пластин с овальным вырезом в верхней части. При соединении пластин образуется углубление для жемчужной обнизи, поддерживаемой небольшими боковыми петельками. Сверху при помощи тончайших золотых прямоугольных пластин припаяны кольца для крепления дужки. В число признаков, присущих древнерусским колтам с жемчужной обнизью, следует включить и изображения, выложенные тончайшими перегородками: сиринов вокруг крина или древа жизни, птицв той же иконографии, павлина, медальона с
женским ликом и «рогами-ритонами» по бокам (Макарова 1975: 22–32), святых.4 На обороте часто встречается розетка из четырех кринов, фланкированная вытянутыми сегментами с вьющейся лозой. Снизу композиция гармонично завершается небольшим треугольником с городчатым орнаментом.


Золото, перегородчатая эмаль, жемчуг, 11-12 век, Киевская Русь, музей Метрополитан.

Второй тип домонгольских золотых колтов, декорированных в технике перегородчатой эмали - с многолучевой каймой. Украшения разрабатываются по схеме — небольшая эмалевая вставка и декоративная оправа, состоящая из двух соединенных вместе пластин, переходящих в лучи, завершающиеся колпачками. На эмалевых вставках выкладываются знакомые композиции: две птицы вокруг древа жизни, шагающая птица, розетка и два «рога-ритона», геометрические орнаменты, женская головка в круге с теми же «рогами-ритонами» по бокам. Украшение смонтировано из серповидных выпуклых эмалевой и ажурной вставок, окруженных полосами растительного орнамента, дополненных кастами сдрагоценными камнями. 

Золотые колты с многолучевой каймой и вставными щитками с изображением шагающей птицы в профиль и растительно-геометрической композиции на обороте. Киев. XII в. Золото, гравировка, чернь,
Золотые колты с многолучевой каймой и вставными щитками с изображением шагающей птицы в профиль и растительно-геометрической композиции на обороте. Киев. XII в. Золото, гравировка, чернь.

Для древнерусских серебряных и золотых колтов были выработаны своеобразные типы подвесок - рясен. Золотые с эмалями
колты крепились к золотым же ряснам, составленным из круглых или квадрифолийных бляшек, украшенных изображениями птиц и растительным или геометрическим орнаментом, или к золотым ряснам, составленным из тисненых колодочек.


Все там же. Музей Метрополитан.

Жилина называет наиболее ранний стиль эмалевого убора - «аскетически-сакральный» по аналогии с одним из основных направлений в византийской эстетике. Манера изображений этого стиля отличается геометризованностью. Ориентировочная дата стиля с конца XI по середину XII в. (Жилина, 2006).

В книге "Древняя Русь. Быт и Культура" под ред. Рыбакова, глава № 3 Об украшениях из драгоценных металлов, сплавов и стекла, раздел "Украшения с перегородчатой эмалью", приводятся сведения пресвитера Теофила, автора «Трактата о разных ремеслах», жившего в XI-XII вв. Он не только описал процесс изготовления изделий с перегородчатой эмалью, но и отметил достижения Руси в этом сложном искусстве. Теофил описывает процесс подготовки эмали, конструкцию печи, разные этапы обжига изделия и ряд производственных тонкостей, отмечает случаи брака и способы его исправления. Сообщает о заключительном процессе - полировке, этим искусством византийские эмальеры владели значительно лучше, чем русские.

Т.Н.Макарова говорит о том, что за выявленной археологом стилистически единой группой изделий скрывается цепочка - мастер - мастерские учеников - школа. Устойчивое сохранение на протяжении почти двух столетий секретов мастерства может произойти только при сложении школы эмальерного дела, т.е. цепочки мастерских с прочно сохраняемыми традициями в сложном искусстве эмальерного
дела. Подобная школа могла возникнуть только при высоком покровительстве власти. Ассортимент произведений с эмалью
- княжеские регалии, церемониальное убранство верхушки древнерусского общества, князей и бояр являются тому подтверждением.

Интересно, что, помимо серийных изделий, среди колтов попадаются единичные экземпляры, отличающиеся типичным византийским сюжетом, не привившимся в русском искусстве. Например, колт с павлином, выполненный с большим техническим совершенством (табл. 44, 2). Его мог сделать и греческий мастер. Очевидно, состав первых эмальерных мастерских болгреко-русским, как и состав первых мозаичных или стекольных мастерских. Только этим можно объяснить высокое качество той стилистической единой группы колтов и рясен, которая относится к начальному периоду эмальерного дела Руси. Для них характерны стабильность конструкции изделий, повторяемость одних и тех же деталей орнаментации, цветовая гамма из четырех основных тонов - синего, красного, белого, светло-зеленого. Устойчивость цветовой гаммы, неизменной даже в оттенках, говорит об едином источнике эмалевой массы, снабжавшем на первых порах русских мастеров.


archussr_drrus_bk_table44
Таблица составленная Макаровой, где прослеживается эволюция колтов с эмалью. Снизу - тот самый Византийский павлин.
Выше - колты, на которых изображения сиринов и птиц сменились изображениями святых. Макарова считает их более поздними именно из-за этой смены сюжета, исторически легко объяснимой возросшей борьбой с язычеством (табл. 44, 7,13).


Колт с петлями для жемчужной обнизью и изображением павлина.на одной стороне и шагающей птицы на другой. Княжая Гора клад 1896 г. XI-XII вв. Золото, тиснение, пайка, эмаль. Коллекция КМИД. Киев.
Колт с петлями для жемчужной обнизью и изображением павлина на одной стороне и шагающей птицы на другой. Княжая Гора клад 1896 г. XI-XII вв. Золото, тиснение, пайка, эмаль. Коллекция КМИД. Киев. (По: Древнее золото 1975).

Серии одинаковых колтов с сиринами и птицами и явно относящиеся к одному с ними убору рясны, находимые во многих киевских кладах, говорят о том, что мастера Киева овладели искусством перегородчатых эмалей не позже второй половины XI в. (Макарова Т.Н., 1975. С. 95).

По мнению Г.Н. Бочарова, русские изделия с эмалями (в том числе и колты) развивались не от простого к сложному, а от сложного к простому, а уж затем от простого вновь к сложному (Бочаров 1984: 42). То есть русские мастера, заимствуя форму украшений и особенности декора у византийцев, первоначально упрощали их и схематизировали, а затем на их основе создавали своеобразные варианты этих украшений.

Таким образом, существование золотных колтов с перегородчатой эмалью в XI веке на Руси подтверждается с одной стороны наличием, если еще не самостоятельной школы эмалевого дела, то, по крайней мере, высокоразвитых мастерских; а с другой стороны – музейными экспонатами (музей Метрополитан, Русский музей, ГИМ, клад из Княжей Горы), нижний рубеж датировки которых – XI век.

То есть, при создании головного убора, я смело могу использовать золотные колты и рясны с перегородчатой эмалью. Лишь с одним «но». Мастер-ювелир, который берется сделать для меня это сокровище, сказала, что если я хочу их из золота – нужно продавать квартиру. Квартира у меня новая, хорошая, продавать ее сейчас я вовсе не желаю. Поэтому золото будет заменено на серебро. Перегородчатая эмаль обещает быть. Осталось создать конструкцию, на которую все это будет крепиться. Но об этом уже в следующий раз.

П.С. Кажется, когда я писала дипломную в Университете, я и то меньше источников перелопатила, чем при написании этого поста в ЖЖ. Что реконструкция с людьми делает?

Источники:
1)  О.А. Фетисова. К проблеме происхождения древнерусских золотых колтов, декорированных перегородчатыми эмалями.
2)  Археология СССР. Древняя Русь. Быт и культура. Под общ. ред. Рыбакова. 1997
2)  Н.В. Жилина. История древнерусского металлического убора IX–XIII вв, (2006).
4) Макарова Т.И. Перегородчатые эмали Древней Руси. - М., 1975.
5)   Л.Пекарская. Новые данные о Киевском кладе 1906 г. (входит в сборник "Славяно-русское ювелирное дело и его истоки") 
6) http://www.old-jewellery.nw.ru/ubor/kolts_centers.htm

Tags: Византия, орнамент, перепост, эмаль, ювелирное искусство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments