Валентина (uchitelj) wrote in ornament_i_stil,
Валентина
uchitelj
ornament_i_stil

Древнегреческий сапожник, его инструментарий и цены на роскошную обувь в Древней Греции.

Оригинал взят у aldanov в Древнегреческий сапожник, его инструментарий и цены на роскошную обувь в Древней Греции.
В дополнение к моему недавнему очерку об истории древней обуви - несколько интересных фактов и изображений, относящихся  к истории обувного ремесла в Древней Греции. 

Упоминание сандалий можно найти уже у Гомера - Гермес, Телемах, Афина, Агамемнон, Нестор обувают сандалии разного вида и значения:

К примеру, Афина, встречаясь с Одиссеем (11 песнь), принимает обращ юноши, обутого в "блестящие сандалии", которые переводчик перевел, как блестящие ноги в сандалиях, что показалось мне забавным:

  Стал он бродить по песку близ немолчно шумящего моря,

          Скорбью безмерной крушась. Подошла к нему близко Афина,

          Юноши образ приняв, какими бывают властителей дети.

          Плащ двойной на плечах ее был превосходной работы;
  Было копье у нее, в сандальях блестящие ноги.

          Радость при виде ее взяла Одиссея. Навстречу

          Деве пошел он и громко слова окрыленные молвил:

          «В местности этой, о друг, с тобой повстречался я с первым.

          Здравствуй! Прошу я тебя, не прими меня с сердцем недобрым...


Сандалии для длительного пешего пути обувает носит Телемах, сын Одиссея

Ноги обул между тем в сандалии сын Одиссея,

          Крепкое в руки копье с наконечником острым из меди

          С палубы взял корабельной. 

Сандалии "дивного вида" носит Нестор, "всадник геренский" и сандалии "дивного вида привязывает к ногам Агамемнон.
Что уж говорить о летучих золотых сандалиях Гермеса, которые стали его символом?

K11.13Hermes
Гермес несет Геракла-младенца, будучи обут в свои знаменитые сандалии, причем, обратим внимание, они со шнуровкой и скорей напоминают ботинки.
Antiken-sammlungen, Munich, Germany  
Catalogue No.: Munich 1615
Attributed to Dot-Band Class  550 - 500 BC 

 





Hermes
Гермес  в  летучих сандалиях -  которые тут похожи на легкие сапожки.

 Metropolitan Museum, New York City, USA 
  Attic Red Figure, Lekythos  Attributed to the Tithonus Painter
примерно
 500 - 450 BC 


Возникает впечатление, что во времена Гомера (8 век) сандалии  был вещью очень статусной, престижной, и могли выглядеть "божественно", "царски",  "великолепно", но и спустя 200-300 лет он все еще важная вещь, и различаются ситуатино, то есть по той функции, которую несут. Обычный человек, вероятно, ходил или воевал бос.

На следующей вазе, изображающей рожедение Диониса из бедра Зевса несколько богов одеты в разного вида сандалии, причем у Гермеса они снова высокие, напоминающие ботинки, но вот  Аполлон, к примеру, бос.
 

K12.13BDionysos
Museum Collection: Museo Nazionale Archeologico di Taranto, Taranto, Italy 
Catalogue Number: Taranto 8264
Beazley Archive Number: N/A
Ware: Apulian Red Figure
Shape: Krater, volute
Painter: Name vase of the Painter of the Birth of Dionysos
Date: ca 405 - 385 BC
Period: Late Classical

 Теперь о сапожниках:



 100553
"Ваза сапожника", (Пелике, найденная на Родосе), начало 5 в до н.э, Музей Оксфордского университета
AMQ 100553
Image number:
Attic black-figure pelike decorated with a scene of a shoemaker cutting leather for a shoe, early 5th century BC (ceramic)
Title:
Primary creator:
Greek
Nationality:

bottier02
Увеличенный фрагмент той же вазы - сапожник снимает мерку с ноги мальчика. Обратим внимание на нож в его руке - прямой с обычным лезвием, вероятно, с заостренным концом, и нож на полке с полукруглым лезвием, он назывался арбелос. Инструмент рядом - вероятно, пробойник. В инструментарий входил, понятно, и молоток.

Чан у ног сапожника - вероятно, дубильный чан. Для смягчения и дубления кож использовались: свиной жир и оливковое масло, листья ежевики, кора хвойных деревьев и дуба, а также желуди, листья дикого винограда, ягоды египетской акации.
Греки покупали кожу для обуви на своих многочисленных факториях в Средиземном и Черном морях, сырой, и везли намоченной в морской воде домой..Сапожники часто сами были дубильщиками, но, хороший сапожник покупал, бывало, кожу у дубильшика, поскольку дубление кож было процессом довольно смрадным. 

Еще одно изображение сапожной мастерской на вазе, тоже весьма любопытное:


5fea2_pottery_equipment_3126606906_70cbfb1c7a

Снова попытка изобразить процесс производства - молодая женщина слегка приподнимает полу гиматия, чтобы сапожник смог наметить размеры на заготовке. В руках у него арбелос. Его помощник мастерит сандалию, одна лежит под столом. На стенах - кусок кожи, нечто вроде ведерка, пробойник, сапожки ( По типу высокой обуви Гермеса!!)
Two-handled jar (amphora), Late Archaic Period, about 500–490 B.C. The Plousios Painter. Attic Ceramic, Black Figure. Museum of Fine Arts, Boston.

Что касается пробойника, взглянем на скульптуру, изображающую Афродиту и Пана:

2446009329_e1e598c105_o
Пан, преследующий Афородиу, около 1 в. дл нэ. На подошвах сандалий, которыми богиня отбивается от Пана, видны дырочки для крепления ремней.

Пару слов об арбелосе.
bottier06
На этой вазе сапожник режет кожу арбелосом, еще один такой же нож изображен на стене вместе с молотком и закрытыми сандалиями-"ботинками".

Интересно, что арбелос не потерял свое значение, как сапожный инструмент ни в средние века, ни в Новое время,удобный оказался инструмент:

bottier04

Помимо того, оказывается, что уже Архимеда занимал арбелос, как объект геометрии - http://rodnik.3dn.ru/publ/4-1-0-66

О богатстве и дороговизне роскошной обуви  в Древней Греции свидетельствует беседа трех покупательниц с сапожником Кердоном, происходящая в его мастерской в Эфесе, в которой участвуют также раб и приказчик сапожника (мии поэта Герода, 3 век до н.э.) http://lib.rus.ec/b/348943/read
Сапожник вовсю нахваливает свою работу, а заодно повествует о проблемах своего ремесла. У него богатый выбор обуви, но...


 На это глянь, Метро… Подмётка на славу!

Да чисто как прилажены в ней все части!

Вы тоже, женщины, взгляните, как плотно

Носок сидит, как он ремнями весь убран!

Не скажешь: «Это — хорошо, а то — худо»,

Нет, всю сандалию сработал я ладно.

А цвет? Дарует пусть царица вам Пафа

От жизни так вкусить, как это вам любо!

Подобный цвет, скажите, был ли где видан?

У злата цвет такой? Такой ли у воска?

За кожу три статера я, Кердон, отдал

Кандату, чтоб её окрасить в цвет этот

И в цвет другой! Смеётесь? Всем, что на свете

Святого есть, божусь, что говорю правду:

Ни разу я не лгал, хотя бы на волос!

А если лжёт Кердон, не видит пусть счастья

Ни в жизни он, ни от детей. Пришлось мне же

Ещё благодарить Кандата. Ведь ныне

Кожевник, чуть трудясь, барыш сорвать больший

Не прочь, — в его руках всё дело рук наших!

Сапожник же нелёгкую несёт долю:

И днём и ночью грею я своё место.

До поздних сумерек во рту нет ни крошки,

Не сплю я до зари, и, мнится, так долго

И свечи Микиона  не горят даже!

 Уж я не говорю, что содержать надо

Тринадцать мне рабов и что рабы эти

Баклуши бьют и повторять одно знают,

Хотя бы дождик шёл: «Дай да подай», сидя

Без дела, как птенцы, что лишь зады греют!

Но рынку не слова, как говорят, нужны,

А деньги… Эта не по вкусу вам пара?

Он принесёт ещё, потом ещё, — лишь бы

Вы поняли, что говорит правду

Кердон вам… Ну-ка, ящики все, Пист, вынь ты

С сандальями, — хочу, чтоб, усладив сердце,

Довольными к себе вернулись вы, жёны!

Смотрите же: новинки все, — сортов разных…

Вот Сикион, вот Амбракия, — два сорта!

Вот желтоватые, вот — попугай цветом;

Вот конопляные, вот без задков туфли,

Вот просто спальные, вот на шнурах мягких —

То из Ионии — босовичков пара;

С задком высокие; вот с пузом, как раки;

Сандалии из Аргоса, а здесь вот вам

Червлёные, «эфебы», — ишь, что за туфли!

Дорожные сапожки… Что душа просит,

Пусть скажет каждая! Поймёте вы ныне,

Почто, о женщины, собак влечёт к коже!


 ....


Обувь недешева, и это мы понимаем, когда дело доходит до торговли, в процессе которой покупательницы клянут сапожника, а он льстит покупательницам:

Не меньше мины, женщина, цена паре,

 Хотя б глядела ты иль в небо, иль в землю!

Сама Афина если б покупать стала,

И то не скинул бы ей я ни полгроша!


Метро


Понятно, почему, Кердон, весь твой домик

Вещами дивными завален так плотно!

 ...

Кердон


Ни Артакена, ни Геката не купят

Дешевле, чем за мину, знай вперёд это!


Метро


Должно быть, не даёт тебе благой случай

Кердон, касаться ног, которых сам Эрос

И Страсть касаются? Зараза ты, дрянь ты!

И вот дерёшь безмерную ты с нас плату…

Но ей уступишь ты! — А как цена этой,

Ну, этой, паре? Выдыхай опять слово,

Тебя достойное!


Кердон


Ну вот же, ей-богу,

 Что каждый день сюда заходит флейтистка

Эветерида, пять статеров за пару

Давала мне, но хоть дала б она мне сразу

Четыре дарика,— я на неё злоблюсь

За то, что дерзкой речью задевать смеёт

Она жену мою! — Так вот, коль угодно

Бери сандалии… За них возьму только

Три дарика… Отдам и эти три пары

Вам за семь дариков, но лишь Метро ради!

Да, да, — хоть твёрд как камень я ко всем прочим,

Твоими чарами я вознесён к небу!

Не ротик у тебя, живой родник неги.

Ах, близок тот к богам, кому даёшь ночью

И днём уста твои, запрета не зная!

Ты ножку протяни! На след поставь! Ловко!

Ни сбавить, ни прибавить, — точно кто мерил!

Красавицам красивое всегда впору!

Афиной сточена подошва, ты скажешь!

Теперь дай ногу ты! копыто со струпом,

А не сапог, — подмётку, видно, бык сделал!

Коль по следку ножом обвесть, и то, право, —

Кердона домом я божуся! — так дивно

Сидеть не стала б обувь, как сидит эта:

А ты семь дариков не дашь мне за обувь,

Ты что ж, кобылка словно, ржёшь там у двери?

Коль будет, женщины, вам что-нибудь нужно,

Будь то сандалии, иль, может быть, туфли,

Что дома носите, рабу за мной шлите!

Девятого, Метро, зайди — тебе дам я

Ту пару «раковых»! Кожух, что нас греет,

...

Персидская мина,  о которой идет речь,  это 420 грамм серебра. Дарик - монета весом 8,4 грамма, с очень высоким содержанием золота, то  есть в переводе 3, 5 и 7 дариков, которые хочет сапожник за пару обуви - это 24,2, 42 и 58,8 грамм богатого электрума, почти золота.  Пять статеров - вероятно, речь идет снова о монетах из электрума, дариках, ходивших в Малой Азии и Македонии под именем статеров.
То есть цены получаются в самом деле очень нескромными -  самые дорогие сандалии, 7 дариков, это почти 2900 современных долларов, но и "дешевые" за 3 дарика - это около 1200 долларов.

Не знаем, конечно, насколько сатирический поэт достоверно отражал  ценовую реальность своего времени. Но современная нам дорогая обувь для избранных, бывает, стоит и десятки, и даже тысяе долларов - вот, к примеру: "
Даже самые скромные свадебные туфли, изготовленные в компании Стюарта Вайтцмана и украшенные всего лишь кружевом, атласом и стразами, в среднем могут стоить от ста до ста пятидесяти тысяч долларов". "Дешевые" роскошные туфельки от других, производителей стоят по несколько тысяч долларов.

 
  Тут и мы понимаем, что роскошь не имеет разумных пределов, именно в их преодолении и есть суть элитной обуви и ожежды "дивного вида". И в этом смысле Древняя Греция также продемонстрировала образец современности.




Tags: Древняя Греция, античность, обувь, перепост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments