marialexeeva (marialexeeva) wrote in ornament_i_stil,
marialexeeva
marialexeeva
ornament_i_stil

Categories:

Скульптура церкви Святого Якоба в Регенсбурге. К вопросу об атрибуции.

Автор - Мария Алексеева (с)
Оригинал статьи опубликовн в журнале "Всероссийский журнал научных публикаций" (Апрель, 2011).



Скульптурные шедевры церкви Святого Якоба в южнонемецком городе Регенсбурге – богато украшенный Северный портал и скульптурные капители – создавались в 80-е годы XII века, десятилетие, которые медиевисты относят к зрелой романике.





Первые научные упоминания скульптуры Северного портала относятся еще к началу XIX века, однако более серьезные попытки атрибутировать и интерпретировать этот памятник появляются только в конце ХХ века. Так, в 1990-е годы немецким исследователем Ф. Грайзельмавером[1] было высказано предположение, что только тимпан, архивольт, косяки, а также капители в убранстве церкви сформировали первоначальный вариант скульптурного портала XII века, в то время как остальные части были собраны уже в эпоху Возрождения. Эта теория освобождала историков искусства от обязанности интерпретировать программу как единое целое, поэтому она не встретила широкого признания. Затем, благодаря тщательной исследовательской работе искусствоведов Л. Конрада[2] и Р. Штробеля[3] были сделаны выводы, что весь портал собран в 80-х годах XII века, одновременно со строительством церкви.
Церковь Святого Якоба в Регенсбурге и ее скульптурное убранство в частности в искусствоведческой литературе практически не освещались: существует лишь одно наиболее убедительное исследование Рихарда Штробеля, начавшееся еще в 60-х годах XX века и выразившееся в небольшой монографической брошюре. В ней автор представляет характеристику архитектуры церкви и свою собственную концепцию интерпретации некоторых скульптурных образов.
Монастырская паломническая церковь Святого Якоба в Регенсбурге была построена в 80-х годах XII века. А сам город Регенсбург развивался вокруг этого монастыря, построенного несколько раньше, в XI веке. Известно, что основали монастырь скотты или по-другому гэлы в рамках так называемой «шотландской миссии» (в то время не проводили различия между понятиями «шотландцы» и «ирландцы») бенедиктинского монастыря в континентальной Европе, а в частности в Германии. К числу  церквей, основанных гэлами, относились шотландские монастыри в Вене, Меммингене и Вюрцбурге, а также шотландская церковь Святых Николая и Якоба в Эрфурте. Эти бенедиктинские церкви были объединены в XIII веке в единую конгрегацию, главным аббатом которой стал настоятель монастыря в Регенсбурге.


[1] Greiselmayer V.. Anmerkungen zum Nordportal der Schottenkirche St. Jakob in Regensburg. // Paulus. Romanik. –  pp. 154-67
[2] Conrad L.. Die Bildsymbolsprache der romanischen Schottenkirche in Regensburg. 6. Auflage. – Regensburg, 1993.
[3] Strobel R. Schottenkirche St. Jakob. Regensburg. – Regensburg: Schell – Steiner, 2006. – 31 s.



Плоскость стены Северного портала частично включена в скульптурную программу. Портал по своим размерам занимает треть длины нефа. Композиционно по горизонтали и вертикали он делится на три части. Центральная часть – это главная сакральная ось, на которую приходится тимпан с фигурами Христа, святого Иоанна и Святого Якоба – покровителя церкви, а также самые верхние скульптурные изображения – под антаблементом бокового фасада, над архивольтами – низкий рельеф: ряд из двенадцати апостолов по шесть с каждой стороны, а между ними фигура Иисуса Христа. По правую руку от Христа – восточная часть портала, она языком символов и аллегорий говорит о добре и добродетелях; по левую руку – западная часть, посвященная злу и порокам. Таким образом, основной темой фасада является борьба добра и зла, связанная с мотивом Страшного Суда.
Известно, что в строительстве церкви и ее пластическом оформлении принимали участие ирландские мастера. Тщательное изучение характера скульптуры различных частей портала, а также капителей, показало очевидную разницу в стилистике рельефов всей церкви. Встает закономерный вопрос, какие скульптурные элементы в церкви Святого Якоба в Регенсбурге были выполнены немецкими мастерами, а какие – ирландскими. Рихард Штробель и другие исследователи не дают ответа на этот вопрос. Однако явным представляется то, что стилистика скульптуры портала идентична стилистике фигурных капителей. Общность проявляется во многом: в композиционном построении, в статике и замкнутости в себе фигур, в манере работы с камнем, в трактовке складок в виде желобков, в орнаментально-декоративном характере ритма этих складок и так далее.
Немецкая ли рука выполнила эти скульптуры? Сопоставив пластический язык данной скульптуры с известной нам атрибутированной пластикой других немецких церквей, например, церкви в Кёнигслуттере (1135 – конец XII в.) или замечательных романских церквей в Кёльне, а также с многочисленными примерами из Саксонии и Тюрингии[1], можно выразить предположение, что это немецкая работа (не без влияния других национальных школ). Немецкая ментальность, с ее мистическим, даже несколько демоническим мироощущением с одной стороны и логичностью и упорядоченностью во всём – с другой, отразились и в пластике Северного портала и капителей.
Северный портал церкви Святого Якоба в Регенсбурге относится к типу перспективных порталов. Он довольно глубок – его откосы имеют шесть уступов и, соответственно, портал венчают шесть арок архивольтов (арок небесных). Они соотносятся с этими профилированными вертикальными элементами не только количеством, но также и очертаниями и орнаментикой, таким образом, логическая система акцентирует тектонику портала.


[1] см.: Neubauer E.   Die romanischen skulptierten Bogenfelder in Sachsen und Thüringen. // Corpus der romanischen Kunst im Sächsisch-Thüringischen Gebiet. – Berlin: Reiche B, Band I, 1972




Откосы чередуются с резными полуколоннами и ребристыми выступами. Колонны в основном имеют растительный орнамент[1], но также встречаются узоры, похожие на переплетенные веревки, узлы, сети. Обычно в романской архитектуре такие резные колонки собираются в пучки и находятся в основном в интерьере. Здесь же они фланкируют портал фасада. Ф. Карлссон поэтически заметил, что колонны представляют тяжелый материал, на котором резные узлы могут раствориться под тяжестью архитектуры, покоящейся на колоннах[2].
Такие витые формы скульптурного орнамента колонн пришли на Запад из сирийской архитектуры, в которой примеры подобных резных колонн начинают появляться с начала VI века. Орнамент профилей окон и дверных порталов развивается от мягких волнистых линий до узлов и петлей. Метафорически в христианском мире изобразительные образы и орнаменты могут трактоваться как фигуративный язык Библии: существуют мнения, что узлы характеризуют крепкие отношения между людьми, тем самым защищают от зла.
Именно в  немецкой скульптуре узловые орнаменты появились благодаря как раз ирландскому влиянию, в особенности влиянию ирландской книжной миниатюры. Из ирландской миниатюры пришел в немецкую пластику и зооморфизм. Ирландцы, основавшие монастырь, привезли с собой книги, и монахи читали их и видели эти замечательные «ковровые» орнаментальные страницы с появляющимися из букв головами, крыльями и когтями зверей и птиц. В библиотеке монастыря Святого Якоба в Регенсбурге были найдены древнейшие ирландские манускрипты и, в частности, тексты, написанные в 1080 году (то есть за сто лет до постройки церкви) ирландским бенедиктинским монахом Марианусом, основателем сообщества в Регенсбурге, содержащие самые ранние записанные гэльские слова. Марианус появился в Регенсбурге в 1070 году, вскоре за ним последовали его собратья, в 1090 году был заложен монастырь в западной части Регенсбурга.
Подобный узловой и петлеобразный орнамент встречается и в интерьере церкви – в основном на капителях колонн, но там он образует более сложные очертания – он предстает в виде морского узла. При взгляде на узловой орнамент колонн и капителей интерьера церкви вспоминаются орнаментированные предметы из клада из Ардага (VIII в.), а также раннесредневековые иллюминированные рукописи, такие как Евангелие из Дурроу (ок. 680 г.), Муллингская Книга (конец VIII в.), Евангелие из Эхтернаха (ок. 690 г), Евангелие из Личфилда (VIII в.), великолепная Келлская Книга (IX в.).
Однако наиболее сильное влияние на резьбу колонн церкви Святого Якоба оказали кельтские кресты – главные символы кельтского христианства. Именно из кельтских крестов многочисленные узловые орнаменты и перешли в миниатюру, пластику и т.д. Буквально те же узлы, что и на кельтских крестах, но в разных вариациях, можно наблюдать на фусте отдельно стоящих колонн церкви Святого Якоба. Они, перенесенные, скорее всего, из несохранившегося монастыря XI века, основанного ирландцами, стоят внутри церкви, немного в стороне, обособленно, по обе стороны от алтаря. Обособленно они стоят и в стилевом, и в пространственном плане: они ничего не поддерживают, они утратили свой архитектонический смысл. Таким образом, можно высказать предположение, что эти резные колонны являлись произведениями более раннего времени, нежели другая скульптура церкви. На это указывает как более жесткий, энергичный и «архаичный» характер самой резьбы, так и то, что резные колонки на Северном портале явно создавались под влиянием этих, самостоятельных колонн.
Резьба колонок портала – это как будто бы намек на резьбу и орнаментику монастырских колонн, выстроенных теперь в виде балюстрады у алтаря. Однако орнаментальные мотивы колонок портала уже начинают демонстрировать динамичное развитие из четкого и холодного кельтского узлового орнамента в узлы сплетенных между собой растений. Кроме того, если у резных колонн внутри церкви орнаментальные элементы заключены в выпуклые части (это именно рельеф), то у колонок портала всё узорочье вырезано в толще камня. Наблюдается некая эволюция древнего ирландского узора в более декоративный и адаптированный к новым эстетическим взглядам его вариант.


[1] Подробнее об орнаментах на колоннах см.: Reuterswärd P. The Visible and Invisible in Art. – Vienna, 1991
[2] Carlsson F. The Iconology of Tectonics in Romanesque Art. – Hässelholm: Am-Tryck, 1976. – с. 143

 

Если немного отвлечься от символики и попытаться сопоставить одну из обособленно стоящих колонн у алтаря с кельтским крестом, то можно представить, что ствол колонны соответствует вертикальной перекладине креста, а капитель колонны – средокрестию, опоре горизонтальным рукавам креста (символ Вселенной, идея Божественной помощи и спасения[1]). Тогда, мысленно развернув в пространстве средокрестие на 90 градусов, так, чтобы оно располагалось перпендикулярно к вертикальной перекладине, можно получить нечто, похожее на эту капитель или, собственно, проекцию этой капители с тем же типом орнамента, расположением узлов и завитков и подходом к нанесению орнаментальной резьбы. Поэтому, можно предположить, что мастера, строившие эту церковь, могли придать колоннам символическое значение несколько большее, чем то, каким обладали колонны в привычном понимании. Ведь если каменные кельтские кресты в раннее средневековье служили местом убежища и молитв, тогда, возможно, и колонны в ирландском монастыре «охраняли» молитву монахов.


[1] Нессельштраус Ц. Г. Искусство западной Европы в Средние века. – М.: Искусство, 1964. – с. 164

 Таким образом, в пластике церкви Святого Якоба в Регенсбурге отразились традиции, как местной немецкой школы, так и ирландской в виде заимствований и влияний; к тому же можно предположить о возможном непосредственном участии ирландских скульпторов, отправившихся в Германию вместе с монахом Марианусом в паломническую миссию бенедиктинского ордена. Вопрос о взаимовлияниях немецкой и ирландских скульптурных школ представляет огромный интерес для дальнейших исследований.

Tags: XII в., Германия, рельеф, романский стиль, скульптура
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments